Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

НОВОСТИ

Питерский омбудсмен невнимательно читал закон о запрете гей-пропаганды - эксперт

Омбудсмену Петербурга можно посоветовать поменьше слушать активистов «сексуальных меньшинств» и больше внимания обращать на сами законодательные тексты, считает  председатель Межрегиональной общественной организации «За права семьи» Павел Парфентьев.

Закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних сомнителен с юридической точки зрения, к такому выводы пришел новый омбудсмен Санкт -  Петербурга Александр Шишлов. Он убежден, что неясность его трактовок может привести к произвольному применению. По мнению Павла Парфентьева, сомнения омбудсмена вызваны его невнимательностью при чтении петербургского закона.

«Честно говоря, слова нового омбудсмена Санкт-Петербурга меня удивляют, - говорит Парфентьев. - Больше всего недоумения вызывает то, что он, судя по всему, не прочел внимательно сам петербуржский закон, прежде, чем его комментировать. Омбудсмен говорит: "В законе перечисляются через запятую совершенно разные явления, такие как педофилия и нетрадиционная сексуальная ориентация". Но это просто не соответствует действительности! Такие утверждения делали противники законопроекта из числа активистов "сексуальных меньшинств", но в законе этого нет. Запрет пропаганды педофилии и запрет пропаганды гомосексуализма и других отклонений от сексуальной нормы – это две отдельные статьи в законопроекте, предполагающие отдельные составы административных правонарушений. Тут можно посоветовать, пожалуй, меньше слушать активистов "сексуальных меньшинств" и больше внимания обращать на сами законодательные тексты. 

Удивляют и регулярные попытки свести этот закон к "ксенофобии". Но где тут вообще ксенофобия? Ведь речь не идет о каком-то притеснении людей, имеющих гомосексуальные предпочтения. Закон вообще не затрагивает их частную жизнь. Как установлено Конституционным Судом (решения которого, хочется напомнить, обязательны для всех должностных лиц, в том числе и для омбудсменов) в определении по аналогичному закону, он не нарушает конституционные права граждан и права человека. Речь идет о защите детей от информации, опасной для их здоровья и нравственности. То, что гомосексуальное поведение связано с серьезным повышением риска для здоровья – научный факт. Гомосексуальное поведение ассоциировано с повышенным уровнем проблем с психическим здоровьем, с повышенным уровнем заболеваемости ВИЧ/СПИДом и другими схожими проблемами. Нарушает оно и те нормы нравственности, которые признаются большинством жителей России.

Правовая логика Конституционного Суда, в данном случае, на мой взгляд, безупречна. Есть рамочная норма Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в РФ" о защите детей от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред их здоровью, нравственному и духовному развитию. Есть закон субъекта РФ, принимаемый в этих рамках. По решению Конституционного Суда аналогичный закон прав граждан не нарушает. Напомню и другую правовую позицию КС РФ, выраженную в Определении от 16.11.2006 N 496-О: "… ни из Конституции Российской Федерации, ни из принятых на себя Российской Федерацией международно-правовых обязательств не вытекает обязанность государства по созданию условий для пропаганды … союзов лиц одного пола".

Что касается замечаний по недостаточной правовой определенности закона, тоже не могу с ними вполне согласиться.  Есть, скажем, определение пропаганды в Модельном законе о защите детей от  информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, принятом в г. Санкт-Петербурге 03.12.2009 Постановлением 33-15 на 33-ем пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. В нем дано такое определение: "Пропаганда – деятельность физических и (или) юридических лиц по распространению информации, направленная на формирование в сознании детей установок и (или) стереотипов поведения либо имеющая цель побудить или побуждающая лиц, которым она адресована, к совершению каких-либо действий или к воздержанию от их совершения". Это определение вполне применимо к вопросам о пропаганде гомосексуализма – одобрительных установок в отношении гомосексуального поведения, гомосексуальных стереотипов поведения, наконец, самих гомосексуальных действий. Есть и понимание пропаганды в самом решении Конституционного Суда – правда, на мой взгляд, выраженное несколько менее удачно.

Вообще, если термин "пропаганда" мы считаем неопределенным – то тогда необходимо пересматривать ст. 29 Конституции РФ, использующую это понятие, и другие федеральные нормы – например ст. 20.3 КоАП РФ, запрещающую пропаганду нацистской атрибутики и символики, ст. 282 УК РФ запрещающую пропаганду расовой исключительности и т.п.  Между тем, хотя, разумеется, в этих нормах остается пространство для усмотрения суда, почти не было слышно критики, что они сомнительны с правовой точки зрения из-за неопределенности.

Если закон можно в чем-то упрекнуть – то это в некоторой узости его применимости. На мой взгляд, законодатели напрасно использовали в качестве определения буквальную цитату из решения Конституционного Суда – в качестве определения она неработоспособна, и ее формулировки не вполне четки. Например, она предполагает существование, наряду с "традиционными" еще и неких "нетрадиционных брачных отношений". В действительности таковых в российском правовом поле (да и в рамках самой природы брака) не существует. Неудачно и формула "бесконтрольное распространение информации" - как будто под контролем информацию, вредную для здоровья и нравственности распространять можно. Я бы, пожалуй, считал желательным внесение в определение, взятое в питерский закон, поправки, основанной на вышеприведенном определении из модельного закона СНГ.

Но, в любом случае, подобные комментарии из уст омбудсменов мне слышать странно. Думаю, уполномоченный по правам человека должен сосредоточиться на защите реальных, присутствующих в международных и российских правовых актах, прав человека – а не на сомнительных концепциях и понятиях, в отношении которых нет ни подлинного международного правового консенсуса, ни национальной законодательной базы. Тем более, что случаев реального нарушения прав человека, в т.ч. конкретными государственными органами, достаточно. Например, очень мало внимания уделяется нарушению прав семьи, родителей и детей в деятельности органов опеки и других служб, связанной с вмешательством в семью».

Напомним, что вызвавший широкий общественный резонанс закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних вступил в силу 30 марта. Теперь его нарушение может повлечь за собой наложение административного штрафа.

Источник: LEXPRO

Код для вставки в блог

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru