Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

АНАЛИТИКА

29 октября, 12:50
Дмитрий Самигуллин
Управляющий партнер юридической фирмы RBL, кандидат юридических наук
Биография | Все материалы автора (3)

Ответственность медиатора

Развитие примирительных процедур, включая медиацию, является одним из самых перспективных направлений совершенствования существующих в России механизмов урегулирования споров и защиты нарушенных прав граждан и юридических лиц. Процедуры альтернативного разрешения споров в правоприменительной практике вполне можно рассматривать как гарантии реализации конституционного права на государственную (судебную) и иную защиту.

При этом развитие медиации в России, активное ее внедрение в действующие правовые механизмы требует выяснения правовой природы медиации. Принятый ФЗ от 27 июля 2010 года№ 193-ФЗ«Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон о медиации), создал правовые основы для развития медиации в России, но не урегулировал ряд важных отношений.

Одним из неурегулированных, но важных моментов является вопрос ответственности медиатора. Он имеет первостепенное значение, поскольку именно механизмы ответственности в данном случае могут служить одним из инструментов обеспечения эффективности медиации и гарантии качества услуг.

В мире, и особенно в странах англо-саксонского права (прежде всего, в США), откуда современная медиация и начала распространяться по всему миру, только в последние несколько лет стали задумываться о проблеме ответственности медиатора с точки зрения применения к нему санкций и предъявления исков. Причем этот вопрос встал на повестку дня лишь потому, что за последние 10 лет имели место единичные случаи обращения сторон, участвовавших в медиации (или их юристов) в связи с действиями медиатора, нанесшими им ущерб (материальный или моральный). В большинстве своем эти нарекания были связаны с жалобами на нарушение принципа конфиденциальности, являющегося непреложным условием профессиональной этики медиатора.

Безусловно, в первую очередь следует определить границы ответственности медиатора. По общему правилу, медиатор не может нести ответственность в случае, если согласие не было достигнуто, за содержание договоренности в случае достижения согласия, контроль за соблюдением договоренности и какие-либо правовые споры, возникающие в результате этого. Вся ответственность за разрешение спора лежит на сторонах. Стороны полностью контролируют принятие решения об урегулировании спора и условия разрешения конфликта. В иных ситуациях применение мер ответственности в отношении медиатора возможно.

В основе взаимоотношений между медиатором и сторонами медиации лежат гражданско-правовые отношения. Во-первых, этот вывод основан на том, что медиация осуществляется на основе добровольности, которая означает, что стороны и медиатор участвуют в медиации по собственной воле, без принуждения и в любой момент могут выйти из процедуры, и принципа равноправия сторон, который означает, что стороны равноправны и ни одна из них не имеет процедурных преимуществ.

Данные принципы корреспондируются с основными началами гражданского законодательства, изложенными вст.1Гражданского кодекса РФ (части первой). Во-вторых, пока медиатор не согласится на проведение медиации на определенных условиях, у него нет обязанности ее проводить, и никто не в силах его к этому принудить. Обращение к медиатору представляет из себя оферту для заключения договора (ст. 435 ГК РФ). Такой договор может и не состояться, если не последует акцепт (ст. 438 ГК РФ). Медиатор может отказаться реагировать на обращение либо ответить отрицательно. В силу обращения за совершением медиапроцедур и положительным ответом либо при совершении конклюдентных действий (ст. 158 ГК) между медиатором (соответствующей организацией) и лицами, обратившимися за совершением медиапроцедур, возникают договорные отношения (если даже они не оформлены единым документом).

В-третьих,ст.17Закона о медиации предусматривает возможность использования мер гражданско-правовой ответственности медиаторов и организации, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, за вред, причиненный сторонам вследствие осуществления этой деятельности.

И, в-четвертых, сложившаяся практика подтверждает, что участники процедуры медиации часто заключают договоры об оказании соответствующих услуг с осуществлением соответствующей оплаты медиатору как фактическому исполнителю, что в полной мере соответствует правоотношениям, урегулированнымгл.39«Договор возмездного оказания услуг» Гражданского кодекса РФ (части второй).

Отсутствие оплаты медиатору не влияет на гражданско-правовую природу отношений между медиатором и сторонами, так как правовое регулирование безвозмездного оказания услуг в этом случае осуществляется в рамках действующего гражданского законодательства и на него распространяются общие нормы ГК РФ об обязательствах и сделках.

Таким образом, признание гражданско-правовой природы вышеуказанных отношений позволяет прийти к выводу, что основанием гражданско-правовой ответственности медиатора может быть как договор, так и общие основания деликтной ответственности (гл. 59 ГК РФ). Соответственно, в зависимости от основания привлечения к гражданско-правовой ответственности могут применять соответствующие формы ответственности - возмещения убытков (ст. 15 ГК), уплаты неустойки (ст. 330 ГК).

Можно проследить, что одним из распространенных случаев привлечения к ответственности является нарушение медиатором принципа конфиденциальности. Это вытекает из особого значения конфиденциальности для процедуры медиации. Отношения между медиатором и сторонами носят фидуциарный, лично-доверительный характер, в связи с чем одним из ключевых принципов медиации является конфиденциальность.

Данный принцип закреплен на законодательном уровнест.ст.3,5Закона о медиации, в которых зафиксировано, что медиатор не вправе разглашать информацию, относящуюся к процедуре медиации и ставшую ему известной при ее проведении, без согласия сторон. Истребование от медиатора и от организации, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, информации, относящейся к процедуре медиации, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, и случаев, если стороны не договорились об ином.

Гарантией соблюдения данного принципа является свидетельский иммунитет, закрепленный в императивной форме законодателем в процессуальных кодексах: согласноп. 1 ч. 3 ст. 69 ГПК РФич. 5.1 ст. 56 АПК РФмедиатор не может быть допрошен об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением обязанностей медиатора.

Вот почему при наличии договорных отношений между медиатором и сторонами медиации рекомендуется четко прописывать взаимные обязательства сторон договора, в том числе детально указывать основания, случаи привлечения к ответственности и форму ответственности.

Если обратиться к опыту зарубежных стран, то можно убедиться, что там существует аналогичное правовое регулирование ответственности медиатора. Так, согласно существующим в германской литературе подходам, ответственность медиатора может быть как договорной (соглашение между медиатором и сторонами о проведении процедуры медиации), так и деликтной (общие положения § 823 Германского гражданского уложения). В первом случае медиатор несет ответственность при нарушении договорных обязательств (обязанность явиться на процедуры медиации в определенное время и т.д.). В качестве общего основания для гражданско-правовой ответственности рассматривается неудача процедуры медиации. При этом отмечается, что ответственность не может наступать за отсутствие какого-либо определенного решения спорной ситуации, а только за нарушение самой процедуры. Неудача может быть вызвана ошибками, допущенными медиатором при проведении процедуры медиации, непрофессионального ведения процедуры, неправомерного затягивания процедуры.

Таким образом, на основании вышеизложенного, можно констатировать, что в настоящее время вопросы ответственности медиатора не имеют специального правового урегулирования и подлежат разрешению в общем порядке, установленном гражданским законодательством.

Код для вставки в блог

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru